Стихи 2006 года

Главная

Лирика разных лет

Гражданская лирика

Благословенная Таврида

Поэмы и циклы стихов

Разное

Страницы автора в интернете

Ссылки

Форум "Поэзия"

 

Между нами - сумрачная бездна

                                              Подруге

Между нами - сумрачная бездна.
Наши дни не суждено вернуть.
А над нами кружатся созвездья,
Нам планеты дарят свет любезно.
Нас соединяет Млечный Путь.

Между нами - огненное море.
Между нами - лужи, слякоть, грязь...
Но, не зная о нелепой ссоре,
Нам одни и те же светят зори.
Между нами - солнечная связь.

Между нами - города и веси,
Грустных электричек голоса.
Нашу дружбу помнят шпалы, рельсы,
Города, где мы гуляли вместе,
И всевидящие небеса.


Не дарите цветов

Никогда не срывайте цветов.
Пусть они веселятся под солнцем.
Пусть из стеблей зеленая кровь
Никогда нам на пальцы не льется.

Белокрылые, как журавли,
Распускаются в поле ромашки.
Если их оторвать от земли,
Их бесславный конец будет страшен.

Уважение, дружбу, любовь
Можно выразить словом и делом.
Дайте жить миллионам цветов,
Алым розам и лилиям белым.

Нет без них красоты на Земле.
Беззащитны их добрые лица.
Хризантемы умрут в хрустале,
И тюльпаны не смогут раскрыться.

Пусть убранство полей и садов
В первозданном останется виде.
Не дарите убитых цветов,
Пусть растут. Никогда не дарите.


Последний эльф

Горька печаль тюльпановых полей
И, кажется – остановилось время…
На легком белоснежном корабле
Последний эльф покинул Средиземье.

Мучительной была его война
И кончилась несокрушимой славой!
…Тихонько плачет черная весна,
Грустит о нем Серебряная Гавань.

Простор уныл и холоден, как сталь.
Плывет во мглу крахмальный парус марта.
А он ушел в серебряную даль,
В тот город, незнакомый даже картам.

Ушел за Море… Серая волна
Не сдерживает горестного вздоха.
Над Средиземьем – боль. И так страшна
Грядущая безликая эпоха!

На поиск новых – неземных – высот,
Окутанных седым плащом туманов,
Последний эльф ушел за горизонт
Под горький шепот вянущих тюльпанов.


Протяну Вам верную руку…

Протяну Вам верную руку,
Чтобы выручить из беды.
Мы – в одной круговой поруке,
Под лучами одной звезды.

Но встают между нами стены
И бетон чужих городов,
Ядовитый туман измены,
Злая воля темных богов!

…Поддержать Вас в горниле битвы
Не сумела – слишком слаба!
Так ехидно, так ядовито
Рассмеялась во тьме судьба!

Озаренный звездой разлуки,
Беспощаден к нам небосклон…
И тяну беспомощно руки
Через Лету и Ахерон!


Уходящий в Бессмертье

Уходящий в Бессмертье идет по весенним лучам.
Перед ним расстилается небо.
Замирает Земля… И так больно цветам и свечам.
Их страшит незакатная небыль.

Шлют ему города на прощанье тоскующий взгляд,
И приветствует Вечность седая.
Все планеты пред ним поклонились, построившись в ряд
И на верность ему присягая.

Он уходит. На бледную Землю его не вернуть…
В ослепительно вспыхнувшем свете
Огненосной зарницы закончился горестный путь.
Наступила эпоха Бессмертья!


Предзакатные дни Атлантиды

В предзакатные дни Атлантиды
Жизнь была к нам особо нежна.
Звонко пели для нас нереиды,
Возле ног зеленела волна.

Пролетали над нами кометы,
На цветах серебрилась роса.
Презирая молву и запреты,
Мы смотрели друг другу в глаза.

Только боги лишили эгиды
Нас, мятежных, и край наш родной.
Предзакатные дни Атлантиды…
Обреченно поющий прибой…

И, предчувствуя ночь и разлуку,
На исходе последнего дня
Я, бледнея, взяла Вашу руку.
Вы бесстрашно обняли меня.

Догорало закатное небо
Смертоносным багровым огнем.
И стояли мы – гордо и немо
Перед ликом стихии вдвоем.

Темнота горизонт облачила.
Неизбежный свершился удел –
Нас накрыла морская пучина
И порывистый ветер отпел.

Унося в неизвестные дали,
Боги нас разлучили во мгле,
Чтоб друг друга потом потеряли
Мы на серой, бездушной Земле.
 


Обманная осень

Смеялись деревья. Им осень казалась радушной
И щедрой. Она им дарила парчу и шелка.
А солнце вздохнуло и скрылось. И тканью воздушной
Окутали купол небесный пажи-облака.

И осень, скрывая ухмылку обмана и фальши,
Манила природу на страшный, убийственный бал.
И желтый листок умирал на жестоком асфальте.
И серое небо ныряло в холодный канал.


Вариации на тему Блока

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
Сами знаете, кто…

1.
Ночь. Улица, пожми мне руку.
Я не забуду этих мест.
Фонарь. Причал. Маяк. Разлука.
Дома. Кафе. Аптечный крест…

Я больше не увижу город,
Которым вся душа полна.
Деревья. Море. Легкий холод.
Томленье. Корабли. Луна.

2.
Звезда. Проспект. Спешу в аптеку
За анальгином для души.
Темно. Вокруг – ни человека.
Один канал журчит в тиши.

Иду. Крыльцо. Прикрою веки –
Так сильно бьет фонарный свет.
Ступеньки… На дверях аптеки
Висит замок. Лекарства нет.

3.
Ночь. Магазин. Тоска. Собака,
Идущая на чей-то след.
Россия – под покровом мрака
Который год. Исхода нет.

Лишь ледяная рябь канала
Блестит при свете фонаря.
И скоро жизнь пойдет сначала.
И, видно, тоже будет зря…


Лакримоза ночного дождя

Лакримоза дождя. Полутьма.
Фонари переулков и улиц...
Я одна. На большие дома,
На огромное небо любуюсь.

Этот вечный прощальный мотив...
Этот влажный октябрьский воздух...
И зачем-то пытаюсь найти
За свинцовыми тучами - звезды.

Как у Вас, на хрустальной звезде?
Здесь, на нашей печальной планете,
Зябнут листья в холодной воде,
И деревья вздыхают о лете,

Приготовились травы к зиме,
И цветы обреченно уснули.
...А ответ заблудился во тьме,
В лабиринтах рыдающих улиц.

Город пуст. Ни машин, ни людей.
Листья, падая, встречу пророчат.
И звучит лакримоза дождей
Под оркестр задумчивой ночи.


Это я - на асфальте сырых площадей...

Это я - на асфальте сырых площадей.
Я - одна. Никого - ни родных, ни друзей.
Только хочется лечь и навеки заснуть.
Помогите - молю! - кто-нибудь!

Это я - под узором промокших ветвей.
А вокруг - все темней! А вокруг - все страшней!
Все плотнее становится черная муть.
Поддержите меня - кто-нибудь!

Это я - под холодным рыданьем дождей.
Только ветер играется юбкой моей.
В непроглядном тумане теряется путь.
Укажите его - кто-нибудь!



Иуда

"Отдайте мои монеты" -
Надрывно стонал Иуда.
Он сделал дело. Он предал.
И ныл у трона занудно.

"Я вам послужил отменно!
Вы что же - Его схватили,
А мне за мою измену
Ни капли не заплатили?"

Дрожащей рукой предатель
Со лба стер капельки пота.
"Монеты мои отдайте,
Я честно их заработал!"

Нахмурившись, прокуратор
Смотрел на холопа грозно.
В бесцветных глазах Пилата
На миг заблестели слезы.

"Ступай, - говорит, - отсюда!
Предателям Рим не платит!"
И бледный-бледный Иуда
Поплелся к выходу с плачем.

И, выйдя в простор широкий,
В предутреннем синем мраке
Увидел он Крест высокий,
И криком зашелся в страхе.

Как алые капли крови,
Сверкнули лучи рассвета.
И таяли звезды, словно
Серебряные монеты.

Бежав из ночной неволи,
По небу шагало утро.
И эхо ловило вопли
Обманутого Иуды.


Дни, когда умирал Бонапарт

В дни, когда умирал Бонапарт
И смеялись враги-англичане,
Плакал кровью холодный закат,
Даже скалы бледнели в печали.

Словно ропот зловещей судьбы,
Грозно пели раскаты прибоя.
Умирать под издевки толпы -
Вот суровая доля Героев!

С высоты - неожиданно - вниз!
Под ухмылки врагов, под насмешки!
"Согласись на ничью, покорись," -
Предлагали предатели-пешки.

Но Правитель, отвергнувший пат,
Выбрал гордость, чужбину и муки...
В день, когда умирал Бонапарт,
Пели ветры о скорой разлуке.

Не прося у врагов ничего,
Он ушел в Незакатную Небыль.
Только волны отпели его
И оплакало серое небо.

Одинокий и прОклятый, он
Разорвал ваши крепкие путы!
И не лезьте в его Пантеон,
Вы, предатели, вы, лиллипуты!

Не достанет его клевета,
Хоть зайдитесь в неистовом крике!
Как же ваша видна мелкота,
Если в Небо уходит Великий!

Как он был непокорен и смел,
Помнят скалы, закаты и ветер...
Вы - умрете. А он - одолел
Рубикон, за которым - Бессмертье!


Вот и снова закат... (подруге)

Вот и снова закат... И багровая дымка кругом...
Вот и снова над городом - грустный, таинственный вечер.
Зажигаются первые окна, как теплые свечи,
При которых, подруга, мы часто сидели вдвоем.

Были песни, стихи и закатного цвета вино....
Нас ласкали дороги, встречали моря и вокзалы...
Шли мы, за руки взявшись... И вдруг - небеса показали,
Что судьба неверна, как фортуна во тьме казино.

Может, правда, что женская дружба - лишь жалкая блажь.
А мобильник молчит... Но послушай: пробили куранты,
Суетится толпа, в переходе стоят музыканты
И играют по дружбе загубленной траурный марш.

Час настал роковой - мы ее закопали живьем.
Все теперь позади. Это больше не наши вокзалы.
Нам по морю не плыть при лучах ослепительно-алых,
И не встретит нас Ялта веселым июльским дождем.

Все, подруга, не просто... Смотри, как обманчива жизнь!
Посмотри, как тревожны последние вспышки заката!
Может, ты и права - я одна, я одна виновата
В том, что наши дороги в вечерней глуши разошлись.

Дует ветер в лицо и твердит, что мы встретились зря.
Это, может, и так. Но как больно и страшно поверить!
Я безмолвно уйду. Я закрою последние двери.
И возьмет меня за руку, словно подруга, заря...


Над Люберцами - луна

Над Люберцами - луна
Блестит золотой подковкой.
Привычная тишина
Автобусной остановки.

Вечернее волшебство.
Дома. Светофор. Витрины...
Стою. Вокруг - никого.
Лишь мимо снуют машины.

Над Люберцами - покой.
Закутался город в тогу...
И триста сорок шестой
Меня увезет автобус.

В Москву увезет, к метро.
Сажусь на сиденье с краю.
А есть ли от жизни прок?
Наверно, я не узнаю,

Хоть выпью ее до дна,
Хоть снова нальют и снова...
А в луже блестит луна -
Небесных коней подкова.



Мы рождены, чтобы мучить друг друга

Мы рождены, чтобы мучить друг друга,
Злые, несчастные, странные люди.
За рубежи инфернального круга
Выхода нет и вовеки не будет.

Даже Вергилий нам путь не укажет
В этом аду, где все чувства убоги...
Оттепель. Лужи и снежная каша.
Куцее деревце возле дороги.

Автомобили умаялись в пробках,
Пахнет бензином... Шумит мегаполис.
Мучают люди в бетонных коробках
Сами себя, суетясь, беспокоясь.

Из подворотни доносится ругань.
Кто-то бредет одиноко за пивом...
Так и живем. И терзаем друг друга...
В этом аду - мы мертвы или живы?
 


(c)Елена Громова
 

На главную

Форум
"Поэзия"