Стихи 2001 года

Главная

Лирика разных лет

Гражданская лирика

Благословенная Таврида

Поэмы и циклы стихов

Разное

Страницы автора в интернете

Ссылки

Форум "Поэзия"

 

***
Не знаю - жить хочу иль умереть,
А может быть - всю жизнь начать сначала?
...В тот черный год зимы свистела плеть.
В тот черный год весна не наступала.

Луна шептала, что уходит тень.
Восход зажегся, счастье мне пророча.
Я так ждала, когда настанет день.
И день пришел - ничем не лучше ночи.

Я вижу лишь обломки корабля,
Которого ждала все эти годы.
Моя Обетованная Земля
Навек ушла под гибельные воды.

И вот, похоронив свои мечты,
Все горизонты потеряв из вида,
Я так хочу хоть каплю теплоты!
Но всюду - мрачный холод и обиды.

Что позади? Надежды всех дорог.
Что впереди? Лишь пепел да руины.
Что жизнь моя? Зачеркнутый листок,
Суровым Богом брошенный в корзину.


Зеленый мир

Закрыть глаза - и увидать листву.
На миг забыть про снежные страданья.
Почувствовать, как будто наяву,
Зеленых листьев свежее дыханье.

В зеленоватых солнечных лучах
Увидеть заколдованный, согретый
Мой Город в изумрудных кружевах,
Окутанный зеленым ветром лета.

Среди планет, среди зеленых снов,
Среди полян, рассветом озаренных,
В калейдоскопе сказочных миров
Найти себя в венке из трав зеленых.

Из зимних тюрем совершить побег!
Скорей туда, в зеленый мир, на волю!

... Открыть глаза... Увидеть только снег...
И умереть от холода и боли....


Дожидаюсь трамвая

Вдаль бежит мостовая.
А вокруг - темнота.
Дожидаюсь трамвая
Под названьем “мечта”

Стынут звезды у края.
Эта ночь холодна.
Дожидаюсь трамвая
Под названьем “весна”.

А в руках, умирая,
Мерзнет белый букет.
Дожидаюсь трамвая
Под названьем “рассвет”

Голубиная стая
Мчится в лунную даль.
Дожидаюсь трамвая
Под названьем “Печаль”.

Холодеет, не тая,
Лед разбитых сердец.
Дожидаюсь трамвая
Под названьем “Конец”.



Никогда...

Снова скрылась за тучей звезда,
Снова небо дождем кровоточит.
Никогда, никогда, никогда
Не бывают счастливыми ночи.

Снова где-то гудят поезда,
Где-то спят корабли на причале...
Навсегда, навсегда, навсегда
Я останусь в плену у печали.

Только помню - гуляла весна,
Демонстрируя удаль и смелость,
И дождлива была, и хмельна...
Как хотелось тогда! Как хотелось

Разорвать эти путы весны
И бежать, и бежать что есть мочи,
Чтоб забыть, как мучительны сны,
Как смертельны беззвездные ночи!

Но разрушить ночную тюрьму
Эти слабые руки не властны...
Почему, почему, почему
Не бывает весеннего счастья?

Снова полночь. И снова беда
Мне становится матерью крестной.
Никогда, никогда, никогда
Не бывают счастливыми весны.


Обвинителям

Обвинители! Я готова!
Вся в крови от жестоких ран,
С непреклонным взором сурово
Я стою пред толпой мещан.

Ваша яростная охранка
Крепость сердца штурмом взяла.
И реальность на черном танке
Оккупантом в душу вошла.

Пораженье - это не ново.
Казнь - награда всем, кто мечтал...
Обыватели! Я готова!
Созывайте свой трибунал!

Я была не согласна с вами.
Я от вас не прятала слез.
Тем, в кого вы бросали камни,
Я дарила букеты роз.

На рассвете смотрела в воду,
На лугу рвала васильки...
Звездным мученикам Свободы
Вдохновенно плела венки.

Отвергала ваши законы,
И писала строчки в тетрадь.
В этой жизни было такое,
Что вовеки вам не понять.

Я жила слегка старомодно,
Непокорная никому.
Я жила легко и свободно,
И сейчас расплату приму.

Миг настал - за каждое слово
И за каждый вздох отвечать.
Обвинители, я готова.
Но готовы ли вы обвинять?


На последнем пути

На последнем пути задыхается поезд.
От мотива колес защемило в груди.
И бежать, и спасаться - нелепо и поздно -
Мы уже на последнем пути.

Город нашей судьбы исчезает из вида.
Молча смотрят в окно пассажиры Мечты -
Молодые попутчики в царство Аида,
Что купили билет до последней черты.

Вспоминаю Вокзал Уходящего Лета,
Где навеки погасла улыбка зари,
Где никто не дождется весны и рассвета,
Где оранжевым взором горят фонари.

Восходя на перрон, я не знала сомнений.
Знала только одно - что мне надо войти
В светлый поезд Мечты, что потерпит крушенье
На последней черте на последнем пути.

Нет ни страха, ни слез, ни тоски, ни тревоги.
Все же так интересно - что ждет впереди,
За последней чертой на последней дороге,
На последнем пути, на последнем пути.


Черный вечер

Черный вечер. Черная весна.
Черная размытая дорога.
Черных строк немая кривизна.
Подпись кровью - вместо эпилога.

Кончена любимая тетрадь.
Плачут пожелтевшие страницы.
Может, это время умирать.
Ведь уже ничто не повторится.

Для чего я Смертью рождена
В подлое, бессмысленное время?
... Черный вечер. Черная весна.
Черный город в черной диадеме.

Кажется - зачем мне эта жизнь?
Кажется - пора уйти до срока...
Но сурово приказал: “Держись!”
Твердый голос из страны далекой.

И от света чуть усталых глаз
В этот вечер стала я сильнее.
Верьте мне - я выполню приказ!
Больно мне - но я преодолею!

...Открываю новую тетрадь,
Где еще так пусто и уныло.
Смешиваю слезы, кровь, чернила,
Чтобы новый мир нарисовать!



Итака

Я плыву средь ночного мрака
На плоту по черной воде.
Только где же моя Итака?
Нет Итаки моей нигде.

За туманом скрылась из вида,
Догорела в закатном огне
Иль исчезла, как Атлантида,
В черных волнах на черном дне?

Весь мой флот потерпел крушенье
Средь убийственных черных скал.
И в неистовом пенном кипенье
Мой непрочный плот уплывал

От сожженных стен Илиона,
От напрасных моих побед.
И кружат вместо чаек вороны.
А Итаки по-прежнему нет.

Я плыву средь ночного мрака,
Доверяясь черной волне.
Отыщу ли мою Итаку
Иль погибну на черном дне?


Смертельный закат

Это было в сезон холодов
Перед смертью прошедшего века.
Обнаженные ветки садов
Покрывались цветочками снега.

На макушки деревьев и хат
В розоватом больном ореоле
Разливался смертельный закат,
Как напиток мучительной боли.

А теперь наступила весна.
А теперь над вечерней равниной
Ослепительная белизна,
Изнурительная кручина.

Эти белые стены домов
И черемух венчальные платья,
Эти белые ветки садов
Мне напомнят о черном закате.



Потерянный мир

Здравствуй, мир мой потерянный!
Край забытой земли.
Лишь крапива да тернии
Там, где розы цвели.

Здравствуй, сад мой невскопанный,
Здравствуй, старый забор,
И с заросшими тропами
Умирающий двор.

Здравствуй, воздух отравленный
И болезненный свет.
На крылечке оставленный
Мертвых лилий букет,

Две лимонные бабочки
На разбитом окне...
А на сломанной лавочке
Грезит кошка во сне.

Плачет луг мой нескошенный,
Где цветет иван-чай...
Здравствуй, мир мой заброшенный
И - навеки прощай!

Одинокий, запущенный,
Ты помашешь рукой.
И калитка скрипучая
Затворится за мной...


* * *
Усталый взгляд. Израненные ноги.
И волосы, омытые дождем.
Истерзана мучительной дорогой,
Я прихожу в гостеприимный дом.

Не надо слов. Не надо угощенья.
Не надо странной гостье ужин греть.
Позвольте мне в наркозном сне забвенья
В больной истоме сладко умереть.

Хочу примкнуть к страдальцам, что уснули,
Оставив боль и муки позади.
А за окном пускай в хмельном разгуле
Идут, идут июльские дожди.


* * *
Пусть минувшее в Лету канет.
Пусть отыщется скорбный рай.
Разобьюсь об острые камни.
Улетай, душа, улетай!

И на чистом земном покрове
Не останется ни следа.
А горячую лужу крови
Дождевая смоет вода...


* * *
Мятой наполненный воздух,
Ночь по-июльски тепла.
Желтые-желтые звезды...
Синяя-синяя мгла...

Пахнут полынью откосы,
Где-то виднеется лес...
Золотозвездная россыпь
На покрывале небес.

Добрый колдун-невидимка
Дарит мне желтые сны...
Желтая-желтая дымка,
Желтый туман от луны...

Желтый песок у обочин,
Желтые в окнах огни...

Желтые-желтые ночи...
Черные-черные дни...


* * *
Кладбищенских кленов качанье
И звуки надгробных речей...
Кому-то - удел молчанья,
Кому-то – огонь свечей.

Ложатся гвоздики и розы
Мечте улетающей в гроб.
А нам остаются слезы.
А нам остается скорбь.

Уже ничего не исправить -
Актер доиграл свою роль.
А нам остается память.
А нам остается боль.


Мы встретимся...

И звезды падали, звеня,
И нас оплакивали листья...
Мы встретимся за Гранью Дня,
Мы встретимся за Гранью Жизни.

Как тихо умерла звезда!
Как горестно! И как нелепо!
Но не прощаюсь навсегда.
Мы встретимся за Гранью Неба.

А там, на краешке земли,
Над Гаванью сияют зори.
Я знаю - ждут нас корабли.
Я знаю - встретимся за Морем!


* * *
Вдали зажглась кровавая зарница.
Алеет куст созревшей бузины.
Больная, одинокая волчица
Выходит гордо на тропу войны.

Как труден этот путь! Ее тропинки
Размыли бесконечные дожди.
Багряные, блестящие кровинки
Бегут в траву из раненой груди.

И каждый шаг, и каждый вздох - мученье.
И за кустами прячутся враги.
Как горек запах вянущих растений!
Как медленны неслышные шаги!

Уже погибла красная зарница.
Опасный лес готовится ко сну.
Больная, одинокая волчица
Идет на безнадежную войну.


* * *
Ничто не предвещало дождя.
В сухом песке тонули ступни.
И солнце, по утрам восходя,
Мне обещало жаркие дни.

Ничто не предвещало беды.
Смородина алела, поспев.
Я слушала у синей воды
Раскатистый, веселый напев.

Ничто не предвещало конца.
Но близилась пора холодов.
А в воздухе летала пыльца
Смертельно-ядовитых цветов.


Ночью

Проснулась я в унылой мгле
Средь ночи, грустной и бессонной,
Зажгла светильник на столе
И приоткрыла дверь балкона.

В венке из розовых цветов
Влетела в комнату прохлада.
А в хоре странных голосов
Поет на улице цикада.

В далекой, черной высоте
Глаза планет взирают грозно.
Рисую точки на листе,
А ночь на небе ставит звезды.


Это было...

Это было давным-давно.
А, быть может, совсем недавно.
Как она светлицы окно
Открывала движеньем плавным.

Никому понять не дано,
Как следила за боем неравным.
Это было давным-давно,
А быть может, совсем недавно.

Как внезапно стало темно!
Как удушлив стал запах травный!
Побледнела, как полотно,
Словно горькой хлебнув отравы.

Это было давным-давно.
А быть может, совсем недавно.
Ей не дорог пьющий вино
Тот герой-победитель славный.

Ей оплакать сейчас суждено
Проигравшего в битве неравной.
- Это было давным-давно...
- А, быть может, совсем недавно?


* * *
Бесконечность сражений.
Безнадежность борьбы.
Череда поражений,
Злые пытки судьбы...

Роковые распутья
На развилке веков...
Сквозь железные прутья -
Кружева облаков.

Нерушимые стены.
Неразрывность оков.
Цепи черной измены,
Злобный хохот врагов.

Невозможность исправить,
Невозможность сберечь...
Лишь печальная память
За обрывками встреч.

Строгий холод рассветов,
Что заглянут в тюрьму...
И вопрос без ответа:
“Почему, почему?”



* * *
Мне не надо особенных прав.
Только право приветствовать лето.
И бродить средь зеленых дубрав.
И встречать золотые рассветы.

Только право летать в синеве,
Расстояния меря верстами.
Только право лежать на траве,
Любоваться лесными цветами.

Только право на звезды смотреть,
Задыхаясь от светлой печали,
На поляне родной умереть,
Уносясь в недоступные дали.

Право плакать. И право писать.
Право слушать поющие реки.
И священное право - мечтать,
Что никто не отнимет вовеки!


Алые паруса

Где-то стонут от шторма реи.
Где-то утром встает заря...
Но Ассоль не дождется Грэя,
Безнадежно в воду смотря.

Вслед за летом придет сентябрь.
Станут серыми небеса.
Где же ты, долгожданный корабль?
Где же алые паруса?

Кто полюбит? И кто согреет?
Только холод. Только вода.
Грин не прав. Не дождаться Грэя.
Может, с ним случилась беда?

Кто назначил такую кару?
Эта бухта - словно острог.
Где спасенье? Где алый парус?
Где он так задержаться мог?

Серебристые чайки реют,
А на гальке искрится соль.
И умрет, не дождавшись Грэя,
В сонной бухте моя Ассоль.


* * *
С добрым блеском в солнечных глазах
Август на прощанье оглянулся.
Если светит лучик в небесах -
Может, это кто-то улыбнулся?

В поле созревающую рожь
Осень красит золотистым лаком.
Может, если где-то льется дождь,
Это значит, кто-нибудь заплакал?

Дарят астры красочный венок,
Как вознагражденье за страданья.
...Мне на платье прилетел листок.
Может, это чье-нибудь посланье?


* * *
Мне хочется еще тепла.
Мне хочется еще букетов.
Но вижу - наступает мгла.
Напрасно пролетело лето.

Мне хочется еще листвы,
Но ветер вдаль ее уносит.
Среди печальной синевы
Огромной птицей реет осень.

Мне хочется еще добра.
Но не сдержать лихого бега.
Как быстро подошла пора
Осенних холодов и снега!



* * *

Никто не прав. Никто не виноват.
Напрасны обвинителей усилья.
Над далью - умирающий закат
Склоняет переломанные крылья.

Как трудно, как мучительно смолчать,
Услышав от кого-то осужденье!
...Сажусь за стол, чтоб снова изучать
Потрепанный учебник пораженья.

Но вновь идут метатели камней.
И снова раны сильно кровоточат,
И снова нахожусь меж двух огней,
И снова боль. И близость вечной ночи.

Судите. Я ни слова не скажу.
Лишь молча провожу черту заката...
Мучителей своих - не осужу.
Нет в мире правых. Нет и виноватых...


* * *
Все тот же надоедливый мотив.
Ну, хватит! Ну, чего он привязался?
Сквозь ветки и листы плакучих ив
Ко мне в каморку скорбный звук пробрался.

Деревья в одеяньях белизны
Стоят, как изваяния из воска.
Люминесцентной краскою луны
Рисует небо нотные полоски.

Давно погасли желтые огни.
У власти - ночь. Но не смолкает кто-то.
Он воспевает гибнущие дни.
И все звучит навязчивая нота...



Ночное окно

Мы встретимся там, где всегда темно,
У самого-самого края...
И вновь я смотрю в ночное окно,
Опять о чем-то мечтая.

Я помню свет в далеком окне,
Сквозь ветки льющийся нежно,
Как юная весть о Новой Весне,
Как добрый огонь Надежды.

Не надо боли. Не надо слез...
Окно вдалеке погасло.
Лишь ночь разливает в лампады звезд
Прозрачное лунное масло.

Ночная бабочка бьется в стекло.
Мелькают огни звездопада...
Мы встретимся там, где всегда светло,
На грани рая и ада!


Осенняя ночь

Сквозь оконный проем - звезды.
Птичий жалобный крик где-то.
И глядит в водоем осень.
Пролетело, как миг, лето.

Все, что было вчера - сгинет.
Быть нам с летом вдвоем - поздно...
Как налет серебра - иней...
Сквозь оконный проем - звезды...



* * *
Горячо, мечтательно, страстно
Только Эльфов Заката воспеть!
Им дарить гвоздики и астры,
Перед гибелью душу согреть

Им, в коронах сверкающих нимбов
И кровавых терновых венков,
Повелителям новых Олимпов,
Альпинистам последних Голгоф,

Им, Героям Закатного Света,
Искупающим наши грехи!
Только им подарить букеты!
Только им посвятить стихи,

Уходящим в стройные строфы
По аллеям цветущих лип,
Кто готов взойти на Голгофу,
Чтоб затем покорить Олимп!!!


* * *
Позвольте мне побыть немного слабой.
Простите за рыдания в ночи.
Нам ставит жизнь ловушки да ухабы.
Нам не видны рассветные лучи.

Как больно мне во мраке темно-синем!
Но умоляю - в самый страшный час
Позвольте стать решительной и сильной,
Чтоб я могла спасти от смерти Вас!



* * *

Темнота. Снеговые горы.
И звезда - ночной конвоир...
Я покинула Белый Город,
Я покинула Белый Мир

В час, когда отболела осень,
В миг, когда отгорел закат...
Все, что было, время уносит.
Ничего не вернуть назад.

...Был когда-то он непокорным,
Но его победила тьма...
Белый Город сделался черным,
Там сегодня царит зима.

Выхожу из Черного Града,
А в окрестностях - белый снег...
Но оглядываться - не надо:
Оглянусь - и замру навек.

Ухожу в пронзительный холод,
Не пытаясь боль превозмочь.
Я забуду мой Белый Город, -
Не забуду черную ночь.


* * *
Желтой лампы дежурный свет
Заливает белые стены.
Сколько дней прошло, сколько лет
Со времен осеннего плена?..

Средь болезненной белизны
Не надеюсь. Не жду ответа.
Не порвать цепей тишины,
Не увидеть вольного лета.

Только жизнь, в туман уходя,
Свой последний цветок уронит.
Только светлые капли дождя
Упадут кому-то в ладони...

Вы хотите новой весны -
Пусть Вам солнце удачи светит.
Ну а мне остаются сны
О бесславно погибшем лете.


Будьте счастливы!

- Свяжет ночь заколдованным поясом
Городскую бетонную твердь.

- Уезжаю последним поездом
В государство по имени Смерть.

- Не поверю ничьей напраслине -
Все равно Вам останусь верна!

- Будьте счастливы! Будьте счастливы!
Пусть для Вас расцветет весна.

- Так случилось... Рваными крыльями
Не пытаюсь больше взмахнуть...
Роковое мое бессилие,
Роковой и нелегкий путь...

- Вам спасибо за Ваше участие,
Но сейчас - ухожу навсегда...
Будьте счастливы! Будьте счастливы!
Пусть Вам светит моя звезда!


***
Не из вашего мелкого мира -
Я совсем из другой страны!
Мне здесь холодно, мрачно и сыро,
А ночами я вижу сны:

Средь осколков разбитых окон,
Средь комочков мертвой земли
Разрывает бабочка кокон,
Чтоб исчезнуть в синей дали.

Этот мир подворотен грязных,
Мир пустых повседневных нужд
Навсегда мне остался неясен,
Навсегда мне остался чужд.

Так пускай, восстав против рока,
Презирая мертвую жизнь,
Разрывает бабочка кокон,
Вырываясь в синюю высь!!!


***
Мне оставьте мое умиранье
И увядший цветок мечты.
Ничего не хочу. До свиданья.
Пусть в закате горят мосты.

Мой корабль настигло крушенье.
Все погибло. Не счесть потерь...
Мне оставьте мое пораженье.
Уходите. Закройте дверь.


***
...А березы останутся здесь...
В этот горестный час расставанья
Каждый город и каждая весь
Сквозь рыданья кричит “До свиданья!”

До свиданья, кустарники роз,
До свиданья, равнины и хаты!
Как пронзительна зелень берез!
Как чисты небеса пред закатом!

А березы останутся здесь,
Будут в роще водить хороводы.
...Путь по трапу... Печальная весть...
И разлуки бессчетные годы...

Все деревья вздыхают: “Аминь...”
И сплетают ажурные сетки,
Простирая в небесную синь
Беззащитные, хрупкие ветки.

А в глазах - невозможная резь.
В небесах - белокрылые стаи...
Улетаю, друзья, улетаю!
...А березы останутся здесь.…


(c)Елена Громова
 

На главную

Форум
"Поэзия"