Гражданские стихи двухтысячных годов

Главная

Лирика разных лет

Гражданская лирика

Благословенная Таврида

Поэмы и циклы стихов

Разное

Страницы автора в интернете

Ссылки

Форум "Поэзия"

 

День выборов

День выборов. Средь мрачной пустоты
Метель страну заковывает в путы.
Нам вслед глядят рекламные щиты -
Торгашеской «свободы» атрибуты.

Сегодня мы идем на плебисцит.
Сегодня нас ограбят и обманут,
И глас народа - в урну полетит.
Но лгать телеэкраны не устанут.

У дикторов от лжи скривились рты.
С экрана льются грязные прогнозы,
Потоки откровенной клеветы,
Вранье, фальсификации, угрозы.

Терпели пораженье мы не раз.
За нами - Совесть. А за ними - НАТО.
У них - войска и танки. А у нас
Лишь авторучка вместо автомата.

Нам дан последний шанс! Последний день!
Уж близок час кровавой гекатомбы!
Больнее пули ранит бюллетень,
И галочка - страшней нейтронной бомбы!

Но добровольно, как в блаженном сне,
Народ себя заковывает в путы.
Измученной, истерзанной стране
До гибели - последние минуты...

Уже звучит бокалов пьяный звон,
Уж в студии собралась волчья стая.
Сейчас послушный диктор в микрофон
Объявит о победе негодяя.

Какая тишь... Безмолвствует набат,
Молчит страна, закованная в путы...
Кроваво-черный мартовский закат
Ей озарил последние минуты...

Март 2000
 


Луна в окне
Надежде Ракс, политической заключенной

 

          «...А вчера, впервые за четыре месяца заточения, увидела в окне луну.  
         Это было здорово»
         Из письма Надежды
 

Полночный час. На улице темно
И снова наплывает грусть ночная.
Луна глядит сквозь мрачное окно,
Полы и стены тускло освещая.

А где-то звезд таинственная вязь
Сверкает на печальном небосклоне.
И, как луна в окошко прорвалась, -
Их свет пройдет сквозь черные заслоны.

Как мир жесток! Но только ты держись!
Пускай Свобода дверь тебе откроет!
В огромном фильме под названьем "Жизнь"
Ты будешь положительным героем.

Не вечна тьма! Наступит и рассвет!
Взойдет заря багрово-золотая
И пропоет восторженный привет
Веселых птиц разбуженная стая.

Ну а пока - в окно глядит луна.
И этот неприметный, слабый лучик,
Чтоб переправить весточку от нас,
Пройдет сквозь бури, облака и тучи.

Никто не знает, что нам суждено,
Но я тебе Свободы пожелаю.
Пускай луна любуется в окно,
Дорогу жизни ярко освещая!

2000 
 


Осколки октября

Кровь течет на лист календаря.
Гаснет в небе черная зарница.
Ранена осколком октября
Забинтованная тьмой столица.

Неужели все погибло зря
В сумраке проигранного боя?
...Красные осколки октября...
Черный Дом над белою рекою...
 
4 октября 2000, на годовщину...
 



Гибель Мира

Молчала Русь, когда топили Мир.
Кричала "Браво!" мафия подонков.  
Огромный взрыв насквозь пронзил эфир
Мильонами сверкающих обломков.

Убитый Мир... Убитые труды...
Убитая советская наука...
Мечтали о полете до звезды -
Но космос наш погиб в тяжелых муках...

Когда над ним сомкнулся океан,
Когда его похоронили воды -
Над униженьем гибнущих славян
Смеялась громко статуя Свободы.

Убит наш Мир предательской ордой,
Казнен по приговору Пентагона.
Затмила солнце над моей страной
Ехидная ухмылка Вашингтона.

Что ж, славянин, не плачь и не проси.
Ты проиграл космические битвы.
И, как всегда, истерзанной Руси
Не помогли ни слезы, ни молитвы.

2001



Плач Ярославны

Как в тяжелых веках стародавних,
На славянских просторах - беда.
Снова горестный плач Ярославны
Оглашает Руси города.

Снова стонут славянские страны
Под следами чужих сапогов.
Гибнет Русь. Полыхают Балканы.
Беларусь - на прицеле врагов.

Братьев-сербов усталые лица
Побледнели на фоне цепей.
Их защитник - в холодной темнице,
А на троне - продажный лакей.

Наше племя томится в неволе,
Наши земли повержены в прах
И на выжженном Косовом Поле,
И в суровых Кавказских горах.

...Разнесите, свободные ветры,
Эту песню печали и слез
Через раненые километры,
Через рощи поникших берез.

Пусть доносится плач Ярославны
Через мили убийственной тьмы
До роскошных чертогов тирана
И до окон далекой тюрьмы.

Горький плач безутешной славянки
Пусть услышит родная земля,
Отзовутся окопы, землянки,
Блиндажи, перевалы, поля.

Против смерти, войны, геноцида
Пусть восстанут герои баллад.
И в печальную песнь панихиды
Пусть ворвется призывный набат!

2001



К десятилетию ГКЧП

Их было мало. В наступавшей тьме
Они мелькнули слабыми лучами,
Но их порыв закончился в тюрьме
Унылыми, беззвездными ночами.

В ужасный час - кто может не предать,
Кто может встать навстречу злому ветру?
Когда неслась убийственная рать
По стонущим бескрайним километрам.

Когда кружился желтоватый лист
Над мертвой эрой Красного Рассвета.
Когда на танк вскарабкался путчист,
Чтоб раздавить израненное лето.

Когда последний август отступал
По обреченным улицам столицы,
И уцелевших памятников лица
Взирали на убитый пьедестал...

Их было мало, вставших на пути,
Заранее предвидя пораженье.
Мы красный лучик не смогли спасти...
Дождемся ли от Родины прощенья?

А нам остались только имена,
Записанные в Вечные Скрижали.
И помнит неспасенная страна:
Их было мало... Их не поддержали...

2001
 



 

11 сентября

Плачь, Америка, плачь. Ты так долго терзала Планету.
Ты пытала героев. Ты сеяла войны и страх.
Ты сегодня в огне. Только вспомни, как мчались ракеты,
Убивая народ в непокорных тебе городах.

По приказу из Белого дома стальным эскадроном
Самолеты-убийцы летели в кровавой ночи.
Ты вставала над миром зловещей звездой Пентагона.
А сегодня тебе, наконец, обломали лучи.

Умывается кровью продажная леди Свобода,
Что смеялась над смертью вьетнамцев, арабов, славян...
Затаенная радость в душе покоренных народов.
Затаенная боль незаживших мучительных ран.

Плачь, Америка, плачь. Захлебнулась ты пламенем ада.
За невинные жертвы - расплата ужасной ценой.
Плачь, Америка, плачь! Это эхо ночного Белграда
Пронеслось в небесах над испуганной черной страной.

2001
 



Последние дети Эпохи

Мы - последняя боль Эпохи,
Роковая ее печаль.
В урагане злой суматохи
Наше время умчалось вдаль.

Все ушло... А помню, когда-то,
Вдалеке от битв и атак,
Мы кружились в лучах заката
И не знали, что будет мрак.

Были красных знамен всполохи,
Горизонт был хрустально-чист...
На могилу нашей Эпохи
Ляжет алый кленовый лист.

Мы остались - в названьях улиц,
В переливах былых знамен.
И пускай ничто не вернулось -
Нам не надо чужих времен!

Шлют насмешки нам скоморохи,
Заржавели наши мечи.
Нам, последним детям Эпохи,
Суждено замерзать в ночи.

2001
 



Допрос

Он молчал... Уходила в небыль
Бесконечность минут, часов...
Он молчал. А высоко в небе
Прозвенел колокольный зов.

Было все - допросы, допросы,
Автомата тяжелый приклад,
Конвоиров усталые позы,
Прокурора зловещий взгляд,

И железных наручников холод,
И тома сфабрикованных дел.
...Странный город, угрюмый город
За окном кабинета шумел.

Там желтели афиши на тумбах,
Там чернели крыши домов,
И тюльпаны алели на клумбах,
Словно ждали его шагов.

И синело огромное небо
В переливах лазурной красы...
Он молчал... Уходили в небыль
Роковые минуты, часы.

Кабинеты... Охрана... Решетка...
А потом был судебный зал.
Смелой речью, стройной и четкой,
Он в суде палачей обличал.

Сознавал - не бывать свободе.
И сказал нам: "Не надо слез!"
На Голгофу его проводят
Миллионы тюльпанов и роз...

2002
 



Глобализация идет

Глобализация идет
По нашим землям, нашим душам.
Всех непокорных - душит, душит,
Перекрывая кислород.

Во имя денег для господ,
Во имя частных корпораций,
Идет убийство целых наций.
Глобализация идет!

И посылает вновь и вновь
Убийц-наемников отряды.
А помните - Вьетнама кровь,
Боль Палестины и Гренады,

Багдад, сгорающий в войне,
И над Кремлем - чужие флаги,
И Югославию в огне,
И суд неправедный в Гааге,

И стонущий Афганистан,
И дым у нашего порога?!
И вновь - воздушная тревога.
И вновь - струится кровь из ран...

Война! Захват! Переворот!
По всей Земле железным шагом
Под звездно-полосатым флагом
Глобализация идет!

И снова - доллар правит бал,
И снова - эскадроны смерти!
И в Пентагоне генерал
Кровавый путь на карте чертит.

Глобализация идет
По нашим жизням, нашей крови!
Кто нас спасет? Кто остановит
Завоевательный поход?!

Август 2002
 



Ко второй годовщине гибели "Курска"

Между нами - вода. Между нами - холодная бездна.
Между нами - моря и бескрайние мили пути.
Вы умрете во тьме - так судьба заявила железно.
Вы умрете во тьме. Вас уже не спасти...

И беда разливалась в мучительно-черном приливе.
Задыхаясь в тревоге, бледнела от боли страна...
Лишь на черных экранах рекламы вещали о пиве...
А на белых морях замерла тишина...

А на Севере - холод отчаянно рвался в атаку.
А на Севере - ночь. В небесах - ни единой звезды...
Это сон или явь? Вы скрывались под волнами мрака,
Под железным покровом холодной воды.

Август 2002
 



Спектакль прерван!

"Смирно! Спектакль прерван!
Живо ложитесь на пол!"
Все! Перекрыты двери.
Мы - у бандитов в лапах.

Блеск автоматной стали,
Чувство близкой расправы...
Мы - не зрители в зале!
Мы - участники драмы!

В чем же мы виноваты? -
Кто нам теперь ответит?
Если билет в театр
Стал нам билетом смерти,

Если воздух встревожен
Вспышками автоматов,
Если весь мир - заложник
У нефтяных магнатов?

...Там, на свободе - осень,
Клумбы в цветущих астрах...
Родина, ты не бросишь!
Бросят нас - только власти...

Кажется, штурм... Вполглаза
Вижу - теней мельканье...
В воздухе - запах газа.
Все. Теряю сознанье.

Можно теперь забыться...
Близко уже спасенье...

Она умерла в больнице.
В пять утра. В воскресенье.

Октябрь-ноябрь 2002
 



"Приказ был исполнен точно"

 

                                   "Среди экипажа был первый израильский астронавт - Илан Рамон,
                                     ветеран нескольких войн на Ближнем Востоке".
                                     Из газет.
 


Земля уже близко. Но связи нет.
На левом борту - поврежденье.
Рамон, ты понял - это конец!
Приблизился Час Отмщенья!

Ты помнишь ли цепь ничтожных "побед"?
Да, кнопку нажал ты смело...
"Электростанции больше нет,
Я цель поразил умело!"

О, что тебе, летчик, чужая жизнь?
Страдания "жертв побочных"?
Ты просто по рации доложил:
"Приказ был исполнен точно!"

А там, внизу, умирали в огне
Ирак, Ливан, Палестина...
Ты мук их не видел. В своей вышине
Ты мнил себя властелином.

Тебя твои жертвы, о бравый ас,
Ждут там - в глубине Аида.
От грозной расплаты тебя не спас
Твой флаг со звездой Давида.

Ты вместе с "Шаттлом" уходишь во мрак,
Сгорая в космической топке.
Ты больше не будешь бомбить Ирак,
Уже не нажмешь той кнопки.

Твоим командирам - урок не впрок -
Готовят вновь гекатомбу.
И вновь под прицелом - Ближний Восток,
И вновь - ракеты и бомбы.

Но подан "крутым воякам" сигнал
Той зимней, суровой ночью!
Апостол Мира Богу сказал:
"Приказ был исполнен точно!".

2003
 



Багдад

 

             Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
             Ты вся горишь в огне...
                                                             Из песни
 


Звучит та песнь - на новый лад!
Теперь - сильней вдвойне!
О город мой! Багдад! Багдад!
Ты весь горишь в огне!

Страна - в огне! Земля - во мгле!
Губитель тел и душ,
Кровавый фюрер на Земле
РазБУШевался - Буш!

...А был истерзанный Белград,
Израненный Кабул...
Теперь и ты, о мой Багдад,
В глаза беде взглянул...

(Я - из России. Не беда,
Неважно, где живу, -
СТРАДАЮЩИЕ города
МОИМИ назову!)

В блокаде вражеских армад,
Весь в дымной пелене -
О город мой! Багдад! Багдад!
Ты весь горишь в огне!

О город мой! Держись! Держись!
Сражающийся - свят!
Держись! Меняем смерть - на жизнь!
Ты не умрешь, Багдад!

Ответь мне, небо, - Судия
Найдется ль сатане?!
...Ирак, Ирак, страна моя,
Ты вся горишь в огне!
 

2003



К русскому народу

Запестрели цветами погосты -
Их так много сейчас на Руси!
Ты идешь - под насмешки прохвостов,
По ухабам, болотам, грязи...

Всюду - голод! лишенья! несчастья!
Словно Дантова ада круги!
Всюду - смерть! И продажные власти
Приглашают: входите, враги!

А враги - покомандовать рады!
Все в загон! Не бунтуй! Не кляни!
Ты все милости ждешь? Иль пощады?
Ты молчишь? - И лютуют они!

Посмотри же! Отброшены маски!
Всюду - войны! пожарища! страх!
Сколько можно сгорать на кострах
Инквизиторов американских?!

Сколько можно - в кровавой игре
Быть статистом - безвольным, незрящим?!
Мы пока что - в моральном костре,
Наши братья - уже в настоящем!

Вот твой путь - пепелища! обломки!
За ошибкой - последует смерть!
По этапам предвыборной гонки -
Где свернуть, ошибиться - не сметь!

Чтоб цвели на Руси - не погосты,
А бескрайние наши поля!
Чтобы вновь на кремлевские звезды
С упованьем взирала Земля!

Что нас ждет? Продадимся? Иль вымрем?
Иль прорвемся из адской петли?
Перед нами - серьезнейший выбор
В бюллетене любимой земли!

2003
 



Нас оценят. Купят. И свяжут

 

Вместо эпиграфа: США назначили за поимку Саддама Хусейна денежную награду - 25 миллионов долларов. Ранее крупное вознаграждение предлагали за сербского Лидера С.Милошевича. Значит, жизнь каждого, кто не вписывается в рамки Системы, может быть оценена и станет предметом купли-продажи.
 


Нас оценят. Купят. И свяжут.
И потащат на лживый суд.
"Миротворец" в кровавом раже
На такую расправу - крут.

И всегда найдется Иуда,
Что предаст, довольно бубня:
"Двадцать пять миллионов! Круто!
(Тридцать сребреников - фигня)".

Кто восстал - тот, считайте, помер.
К мятежам наш "босс" не привык.
Остальным - персональный номер
И заморский, чужой язык.

Не мешайте строить цивильность!
Под контролем - ваш каждый шаг!
Вам оставят последнюю милость -
Полинялый трехцветный флаг.

Если ж встанешь ты против власти
Глобалистов, убийц, иуд -
Вмиг на гордых твоих запястьях
Полицейскую сталь сомкнут.

Не дай Бог - ты горд и отважен,
Не холуй и не лизоблюд -
Вмиг - оценят. Купят. И свяжут.
Или, может, - просто убьют.

"Все нормально!" - твердят газеты.
"Все по плану", - гласит пиар.
Где ты, Оруэлл?! Хаксли, где ты?!
Кто опишет этот кошмар?!

Здесь валютой - меряют жизни!
Здесь хозяин - вор-колонист.
Если ЭТО - "бой терроризму", -
Что ж! Хватайте! Я - террорист!

2003



Кандидат коммунистов, спасите Россию!

Сколько лет не живем - умираем в бессильи.
На коленях стоит обреченная Русь...
Кандидат коммунистов, спасите Россию!
Как безмерно тяжел исторический груз!

Как коварны враги! Как терниста дорога!
Как мучителен ветер бескрайних степей!
Уповает Россия на Вас, как на Бога,
Средь больной нищеты, средь эпохи смертей.

Ждет Россия Вождя - сына гордой отваги,
Кто не дрогнет во тьме, кто с пути не свернет
Ни в боях, ни под каменным взглядом Гааги,
Ни пред западным визгом продажных господ.

Сколько ярких плакатов, предвыборных хартий!
Неужели нас смогут опять обмануть?
Но в листовочном хаосе множества партий
Нас от смерти спасет лишь Компартии путь!

Мы глядим в небеса, ожидая Рассвета,
Ожидая величия алых знамен, -
Но опять на мечты - президентское вето!
И опять Пентагону - холуйский поклон.

Вероломного Запада взгляды косые....
Над любимой страной - непроглядная мгла...
Кандидат коммунистов, спасите Россию,
Чтоб воскресла из пепла! Чтоб вновь расцвела!

2004
 



Мой Президент
                                                           С.Х.

Всюду - пустыня... Песок... И не видно ни зги...
Мой Президент! Нас окружают враги!
Где же патроны? Откину пустой автомат...
Мой Президент! Я - Ваш последний солдат!

Мой Президент! Что ж, прощайте! От пули в висок
С мыслью последней о Вас упаду на песок...
Вас защитить не смогла... Мое место - в аду!
Там, наконец, я за слабость отмщенье найду.

Знаю - враги беспощадны. Вас ждет трибунал,
Так же, как всех, кто родную страну не предал.
Хуже убийства - тюрьма и неправедный суд.
Вижу - враги Вас под конвоем ведут...

Где-то за нами - разрушенный ими Багдад,
Где-то на воздух посты оккупантов летят.
С верою в Вас я спокойно лежу на песке,
Горстку песчинок сжимая в недвижной руке.

Мой Президент! Вся надежда народа - на Вас!
Знаю - Вы с гордостью встретите Судный свой Час!
Мой Президент! Будет Священная месть!
Гордый народ отвоюет в боях свою Честь!
 




Борющейся Тавриде


Таврида! Ты во все века
Знавала недругов немало!
Заокеанские вандалы
Теперь идут исподтишка.

Таврида! Пушкина земля!
Земля Волошина и Грина!
Сегодня, в черную годину,
Все туже смертная петля!

Как варвары былых веков,
Явились вновь чужие орды -
Тупые глянцевые морды
«Цивилизованных» врагов!

А помаранчевый лакей
Трусливо стелется под НАТО!
Глядят завистливые Штаты
На вольный край, как на трофей!

Край солнца, край шумящих вод!
Тебя не взять заморским бандам!
Путь преграждает оккупантам
С колен поднявшийся народ!

Крымчане гордые! Ваш глас
Звучит сквозь рыжее горнило!
Нахимов, Лазарев, Корнилов
С небес поддерживают вас!

И даже горы, тополя
Кричат «Долой!» чужим солдатам!
Для нас - славян - но не для НАТО
Тавриды светлая земля!

2006



Бомбы падают на Ливан

Бомбы падают на Ливан!
Жизнь со смертью война венчает!
Вновь Израиль от крови пьян,
Вновь весь мир - в гробовом молчаньи!

А потом за эту войну
Снова жертва сполна ответит!
«Гуманисты» казнят страну
Напоказ остальной планете!

Снова - ужас стальных ночей,
Детский плач и раненых стоны!
И приветствуют палачей
«Миротворцы» из Вашингтона!

Невиновный гибнет народ!
Смерть царит в Бейруте и Тире!
Это было уже - и вот
Повторяется в грешном мире!

Было всё - горящий Ирак,
Муки Сербии, боль Афгана!
Над Ливаном - предсмертный мрак!
Скоро будет черед Ирана!

Почему глядим на экран
Так спокойно, так равнодушно?
Под огнем - не только Ливан!
На прицеле - и наши души!

2006
 



По развалинам страны

Мы по развалинам страны
Идем сквозь серые туманы
Среди рекламы иностранной,
Средь необъявленной войны.

Блестят роскошно этажи
Больших нарядных новостроек.
А в грязных ящиках помоек
Стыдливо роются бомжи.

Хохочет нагло казино -
Там кто-то просадил зарплату.
Зовет с афиш кинотеатр
Смотреть кровавое кино.

Бахвалится торговый дом
Товарами из-за границы...
А если выйти из столицы?
О, как безрадостно кругом!

Там не осталось и следа
От бывшей гордости народа.
Там у заброшенных заводов
Растет густая лебеда.

Там загрязненная река
Течет уныло вдоль деревни.
Над ней - плакучие деревья
И грозовые облака.

Среди заброшенных полей
Спит затаенная обида...
В подземной вотчине Аида
И то, наверно, веселей!

Село забытое молчит.
Лишь недостроенная школа
Стоит одна в просторе голом.
И тихо плачут кирпичи.

Скупа эпоха и мрачна.
Угрюмы лица у прохожих.
«За что такое мне, о Боже!?» -
Вздыхает горестно страна.

Внемли ей, Небо! Защити!
Пусть спор решится в пользу Жизни!
По восстановленной Отчизне
Дай нам торжественно пройти!

2006



Погашены огни на стадионе...

Погашены огни на стадионе.
Страна еще не вырвалась из пут,
Когда тирана в пышности хоронят
И почести по форме воздают.

Его все так же продолжают славить -
Мол, "чудо в экономике свершил".
А стадион хранит былую память.
Там - ни огней, ни света, ни души...

Все помнит он - какие были муки
И как сентябрь был горек и кровав,
Как менестрелям отрубали руки,
Как узурпатор-враг торжествовал.

А на страну печально смотрит с неба
Расстрелянный Законный Президент,
Кто во дворце горящем Ла-Монеда
Достойно встретил Вечности момент...

Сантьяго спит... Уснул убийца старый...
Над стадионом - боль и тишина...
Пусть нам споет тихонько Виктор Хара,
И за Альенде выпьем мы вина...

2006



Генеральный секретарь


Он вновь пришел - из алых лет Рассвета,
Из ТОЙ страны... Степенно, словно встарь,
Заходит в полусумрак кабинета
Воскресший Генеральный Секретарь.

И, разбирая за столом бумаги,
Он между делом глянул за окно.
О, ужас! там - совсем другие флаги
И жизнь, как в худшем западном кино.

Он к телефону потянулся быстро
И срочно совещание созвал.
И Путин, и премьер, и все министры
Робели, заходя в знакомый зал.

И встал Генсек, густые брови хмуря,
И их спросил, вздыхая тяжело:
"Какая здесь свирепствовала буря?
Что со страной моей произошло?

Ответьте - где Великая Держава,
Что свет несла, весь мир от зла храня?
Где наши флаги? Где былая слава?
Что вы тут натворили без меня?"

И все вокруг испуганно молчали,
Растеряны, ничтожны и бледны.
И только ветры за окном качали
Полотнища униженной страны.

В глазах Генсека полыхали искры.
Застыл пред ним немой кремлевский зал.
И президенту, и его министрам
Он в тот же миг отставку подписал!

2006
 



Соболезнование туркменскому народу (на гибель Сапармурата Ниязова)

Когда уходит Президент,
Страна во тьме. Печальны лица.
Но он воскреснет на страницах
Поэм, сказаний и легенд!

Над Средней Азией - печаль.
На флагах - траурные ленты...
Куда уходят Президенты?
В какую призрачную даль?

Скупые слезы... Тишина...
Он правил мудро, справедливо...
И так грустна и молчалива
Осиротевшая страна...

2006



Стоит Ильич

Среди разрухи мрачной и немой,
Среди погоды пасмурной и хмурой
Стоит Ильич. А за его спиной -
Обшарпанный, забытый Дом культуры...

Мне вспомнилась погибшая страна
И лозунги про равенство и братство.
И пусть сейчас иные времена -
Мое неисправимо ретроградство!

Порой был скрыт за тучами рассвет,
И много гибло в темноте народу,
Но шла страна и с песнями тех лет
Растила хлеб и строила заводы.

О камни исторических дорог,
Случалось, разбивала в кровь колени...
Никто, никто предугадать не мог
Всей глубины внезапного паденья...

Стоит Ильич. Вокруг - руины, тлен...
Он горько смотрит, что с Отчизной стало.
Ему не одолеть гранитный плен
И не сойти к народу с пьедестала.

По бледному лицу стекает дождь.
А, может быть, от боли и бессилья
Тихонько плачет неподвижный вождь
О незавидной участи России...

2006
 



Казнь


В его страну ворвался супостат,
Его ловили дружно, всей оравой.
Но был бесстрашен гордый азиат
Перед жестокой, варварской расправой.

Всем непокорным мира напоказ
Его судили слуги интервентов.
И приговор неоспоримый - казнь -
Законному читали Президенту.

И в предрассветной тишине, когда
Его вели по замершей столице,
Сошла с небес последняя звезда,
Чтоб перед ним в молчаньи поклониться.

Казалось, даже дрогнула петля.
Но принимавший муку был спокоен.
Не сдавшись и пощады не моля,
Он шел в последний бой - Восточный Воин.

Настал момент - увидел он лучи
Грядущего свободного рассвета.
И все исчезло - город, палачи...
И мир земной сменился Вечным Светом.

Да, он убит... Что ж, радуйтесь, враги,
Но знайте - отвечать за все придется!
Восстанет, вашей власти вопреки,
Страна песков и жалящего солнца!

И вас настигнет смертный ураган,
Конгрессы, небоскребы, пентагоны,
Когда придут из непокорных стран
Возмездия стальные легионы!

2006
 




Бронзовый солдат


У памятников - грустные глаза -
Ведь память коротка, в беде Отчизна...
В Прибалтике повеяло фашизмом
И прогремела новая гроза!

Как в тот далекий сорок первый год,
Заглядывает смерть в глаза солдата.
Над памятью глумятся супостаты,
Покойному Адольфу глядя в рот!

Стоял солдат, и был спокоен взор.
Над ним вставал рассвет тревожно-алый.
Не дрогнул он, когда пришли вандалы
И огласили смертный приговор.

Он напоследок вспомнил имена
Друзей, погибших в годы роковые,
Вздохнул: «Я не сберег тебя, страна...
Прости меня - ведь предали живые»...

Европа! Ты не видишь эту фальшь,
Не видишь за стеной «свободной жизни»,
Как оскверняют памятник фашисты,
Живых людей бросая на асфальт?

Настанет день - и Бронзовый Солдат
Ворвется к вам шагами Командора!
И будут кратки с вами разговоры!
И поздно будет каяться тогда!

2007



Между Азией и Европой

Между Азией и Европой
Золотая моя страна....
И сидит она Пенелопой
У забрызганного окна...

Или пушкинской той царицей,
Что с утра до ночи ждала...
И осенняя злая птица
Распростерла над ней крыла...

Ждет Россия того, кто встанет
И прикажет: "Вперед, за мной!"
Только реют вороньи стаи
В небе пасмурном над страной.

Между Азией и Европой
Заметет нас угрюмый снег...
Мы попали в такую ... пропасть -
В двадцать первый бездушный век.

Растащили Русь, распродали.
И в слезах родная земля.
Только мерзнут немые дали
Да чернеют вокруг поля.

Захватили нас тихой сапой.
Нет вождя, народ одинок.
Кто с надеждой глядит на Запад,
Кто мечтательно - на Восток.

Между Азией и Европой
Вырастает новый побег.
Пусть темны и тернисты тропы -
Будет Нашей России век!

2008


Марш Несогласных

Майданы, майданы, майданы,
Знамен помаранчевый цвет.
Мы «Неньку», Тбилиси, Балканы
Уже затолкали в кювет.
Теперь за Россию – наш страстный
Последний оранжевый бой.
Да здравствует марш несогласных
И шахматный Гарри-герой!

За баксы – свободно и смело
Идемте, ребята, на марш!
Какое нам, собственно, дело,
Что пустят кого-то на фарш?
Омоновцам будет потеха,
А мы все равно убежим
И будем в эфире по «Эху»
Честить окаянный режим.

Играйте, призывные трубы,
Сзывайте оранжевый стан!
О Минск обломали мы зубы,
Как жалко – не вышел Майдан…
Там было уж больно опасно,
Нам дал Лукашенко под дых…
Да здравствует марш несогласных,
Немцов, Хакамада, Белых!

На Темзе грустит Березовский,
Готовя России ответ.
Еврейский пророк Ходорковский
Нам шлет из тюряги привет.
Погиб Литвиненко недаром –
Какой получился пиар!
Восславим реформы Гайдара,
И юную Машу Гайдар!

Подкинут нам долларов Штаты,
И крикнем мы: «Ющенко, так!»
Но «зелени», жаль, маловато…
Давай, помоги нам, Барак!
Подай-ка на марш несогласных.
Клич нашей свободы, раздайс-с!
Да здравствует марш педерастов
И рыженький Толик Чубайс!

Мы НАТО верны, как собаки,
Мы «Новой газеты» сыны..
И галстук Михася Сааки -
Наш символ священной войны!
Даешь Политковскую Анку,
Что славно резвилась в Чечне!
И Ельцин покойный на танке
Укажет нам путь к Сатане!

2009




Памяти Валентина Варенникова

Он с Родиной - делил все беды,
Он за нее не раз вставал.
И вот - ушел в свою Победу
Ее Солдат и Генерал.

Все было - напряженье боя,
Берлин, артиллерийский гул...
И вот - прощанье... Май... Восьмое...
Венки... Почетный караул.

Героям смертный мрак неведом -
Их ждет бессмертие в веках.

Он жив, пока его Победа
Жива в легендах и сердцах.

2009
 




Русский антифашизм

Опять орет орда клеветников -
Европские, сионские витии...
Опять глумятся над страной снегов,
Чья миссия - для мира быть Мессией!

И местная иудина братва
Желает русским участи илотов.
Фашисты взяли кличку "антифа",
Клеймом "фашист" пытая патриотов.

Но мы - на ком в веках стояла жизнь,
Прошедшие сквозь бури и метели,
Мы - Россы, разгромившие фашизм,
Потомки огненосца Прометея, -

Мы помним героизм минувших лет!
Мы помним небывалую отвагу
И красный цвет - священный красный цвет,
И пламенное знамя над Рейхстагом!

Не ждите - спин пред вами не согнем!
Былины старины коснутся слуха,
И кровь героев станет вдруг огнем,
И россы явят Интифаду духа!

Вы помните ль, витии, тех солдат,
Избавивших от фрицев ваши страны?
Переживет и нынешний закат
Моя Россия - древний рай титанов!

Нас ждут еще победы впереди!
Пусть нам в лицо бросают обвиненья
И звезды выжигают на груди,
Но будет час Рассвета и отмщенья!

Ведь с нами - наш Перун и наш Христос!
А вы - забыты вашими богами!
Сквозь кровь и тьму встает Великоросс
И солнце с неба достает руками!

Кто смеет нас в фашизме обвинить?
Мы воскресали сквозь самосожженье,
Мы вынесли и штормовые дни,
И груз побед, и бремя пораженья,

И к звездам взлет, и прерванный полет,
И русские знамена под ногами...
И тех, кто нас фашистами зовет -
Империя схоронит под снегами!

2009



Ода кризису

Приветствую кризис - небесный Карающий Суд
Над сильными мира сего, над владыками жизни!
Пусть бури его - все мещанство и скотство сметут!
По рябчикам и ананасам - готовится тризна!

...Жена бизнесмена, в момент позабывши про форс,
Отлично согреется в новой - искусственной - шубе.
Изменится список богатых в журнальчике "Форбс".
Всплакнет олигарх о футбольном - несбывшемся - клубе.

Он взвоет, бедняга: "Куда ты, Фортуна, ушла?
Вчера не купил я крутую (десятую!) яхту".
Жена разнесчастного цацки в ломбард отнесла...
Хвала тебе, кризис - конец предпоследнего акта!

В последнем же акте - суд Божий спасет этот мир,
Заросший, как будто болото зловонное, тиной.
И - вот он идет, словно в древний, зажравшийся Рим
Врывается вихрь во главе со свирепым Аттилой.

"Вы, люди, посеяли алчность, жестокость, разврат!
Виновны ли вы?" - грозно спросит Небесный Мессия.
Европа с Америкой - головы молча склонят.
"Нет, я невиновна!" - с достоинством скажет Россия.

О, кризис могучий! Осанна тебе! Исполать!
Смелей раздели - все, что истинно было, что ложно!
А нам-то - народу - нам нечего больше терять!
Осталась мечта - но ее отобрать невозможно!

Хвала тебе, Суд! Пусть в горниле суровейших дней,
В горниле и глада, и мора, и всех испытаний -
Мы только сильней закалимся, мы станем сильней!
И Русь птицей Феникс из адского пепла восстанет!

2009


(c)Елена Громова
 

На главную

Форум "Поэзия"