Стихи 1999-2000 г.г.

Главная

Лирика разных лет

Гражданская лирика

Благословенная Таврида

Поэмы и циклы стихов

Разное

Страницы автора в интернете

Ссылки

Форум "Поэзия"

 

Зимняя ночь и увядший букет

Все кончено. Завяли розы.
Прошла волшебная пора.
Бушуют за окном морозы,
Гуляет темень до утра.

Тоскуют звездные плеяды,
Грустит холодная луна.
Молчат дриады и наяды
И ждут, когда придет весна.

Под музыку ночного хора,
Под тусклый звездный колорит,
Танцуя, словно Терпсихора,
Снежинка легкая летит.

По спящей снеговой поляне
Струится с неба слабый свет.
И скоро жизнь моя увянет,
Как нежно-розовый букет.

Застыли в снежной круговерти
Сверкающие льдинки слез.
И символом любви и смерти
Стоит букет увядших роз.


* * *
Нанесены на карты городов
Переплетенья сказочных рисунков.
Печальный фильм в кинотеатре снов -
“Ночные лабиринты переулков”.

В тяжелой, первозданной тишине
Забьется сердце, сумрачно и гулко.
Ответь, судьба, - зачем ты даришь мне
Ночные лабиринты переулков?

Зачем я заставляю Вас страдать?
На ключ закройте сердце, как шкатулку!
От Вас опять я ухожу блуждать
В ночные лабиринты переулков.

Куда ведут дороги городов?
Куда сегодня предстоит прогулка?
...И зарыдают песнями шагов
Ночные лабиринты переулков.

Ну что ж! Пусть тучи странствуют в окне,
Пусть плачет дождь и ветер стонет гулко -
Судьба! Спасибо, что ты даришь мне
Ночные лабиринты переулков!


* * *
Эта боль не забудется.
И запомню вовек
Этот мертвый на улицах
Нерастаявший снег,

Эти медные волосы -
Невозможно смотреть..,
Эту музыку голоса,
Что зовет умереть,

Эти зори незваные -
Капли крови и слез,
Две дороги туманные,
Что ведут под откос.

Но звезда не засветится,
Не сойдутся пути.
Никогда мы не встретимся...
Не грусти, не грусти...


* * *
Как же трудно расстаться!
Но, душа, не грусти.
Кто-то должен остаться,
Кто-то должен уйти.

Ни фаты, ни оваций,
Ни цветов на груди...
Кто-то должен остаться,
Кто-то должен уйти...

Ухожу я скитаться
По ночному пути.
Кто-то должен остаться,
Кто-то должен уйти.

Ветки белых акаций
Будут скромно цвести.
Кто-то должен остаться,
Кто-то должен уйти.

Только плакать и рваться
Будет сердце в груди.
Кто-то должен остаться,
Кто-то должен уйти.

Мне не надо нотаций!
Мир уже не спасти!
Кто-то должен остаться,
Кто-то должен уйти...


В России

В селе звонят, звонят колокола.
Колышутся поля ржаного хлеба.
И вышивает Вечности игла
Платок зари, наброшенный на небо.

Вот бабочка резвится над цветком,
Вот в речке искупалась ветка ивы.
И вспоминаю ранним вечерком
Народных песен легкие мотивы.

А там, вдали, у лагеря берез,
Сосна, как часовой, стоит на страже.
...Мучительно, до крови и до слез,
Пронзили сердце русские пейзажи.



Уходящее лето

Снова лето проходит. И осень, шагая беспечно,
Разрушает обитель лучей и прелестных цветов.
В этом мире жестоком тоска и печаль бесконечны,
Только радость ничтожна, как тени забывшихся снов.

В этом мире уставшем никто не придет на подмогу,
В этом мире больном никогда не бывает чудес.
Одиночества тьма закрывает от взора дорогу.
Освещает мне путь лишь сиянье бездушных небес.

Неуютный вагон увезет меня в утренний холод.
Сквозь гудок электрички мне слышится пение птиц.
Тихо встретит меня утопающий в сумраке город
Неприветливым взглядом печальных оконных глазниц.

И я снова бесцельно брожу по спокойным бульварам,
Где мне дарит свой грустный концерт золотой листопад.
В тихом вальсе кружась, застилая ковром тротуары,
Под мелодию осени желтые листья летят.

И приятно идти и мечтать под дождем листопада,
Что настанет момент - окажусь я в чудесной стране,
В сказке светлых фантазий, где вечны любовь и отрада,
А печали и зла не останется даже во сне.

Завтра в сказочный путь соберусь, несмотря на ненастье.
И, спокойно минуя жестоких таможен посты,
Я от вас улечу на прекраснейшем поезде счастья
В мир волшебных иллюзий и приторно-сладкой мечты.

Мне сегодня среди лабиринтов ужасного ада
Тихий голос надежды шепнул: “Потерпи, подожди,
Близок радостный миг...”. А на улице веет прохлада,
И струятся с притихших берез золотые дожди.


Конец лета

Ах, зачем так быстро
Лето пролетело?
И зачем покрылась
Листьями земля?
Почему аллея
В парке пожелтела,
И зачем промчалась
Молодость моя?

Стало все уныло,
Только ветер плачет,
Только в небе тучи
Черные плывут.
Только убегает
От меня удача,
Только мне осталось
Несколько минут,

Чтоб проститься с солнцем,
Чтоб расстаться с летом,
Чтоб прощальным взглядом
На цветы взглянуть,
И верхом на белой
Сказочной комете
К Снежной Королеве
Устремиться в путь.


Конверт

Лежит в почтовом ящике конверт.
Напрасно в нем томятся чьи-то строчки.
О том, что адресата больше нет,
Еще не сообщил работник почты.

Еще никто не знает, что вчера
В огне заката догорело сердце,
Что сильные, холодные ветра
Закрыли жизни маленькую дверцу.

Осталась только белизна листа
И траурная чернота одежды...
Растаяла последняя мечта,
Ушла во мрак последняя надежда.

А если кто-то написать решит
Мне пару строк, неровных и болящих, -
Пишите вместо адреса “Аид”
И бросьте то письмо в почтовый ящик.


* * *
Тяжелый и безрадостный покой
Над мертвым садом, над простором сонным.
А я томлюсь несбыточной мечтой -
Хочу построить мост над Ахероном.

Сейчас, когда Земля моя больна,
Звучат во мгле проклятия и стоны,
Хочу уйти туда, где тишина,
По темному мосту над Ахероном.

Когда же вновь поднимется наш сад,
На месте битвы расцветут пионы,
И сгинет зло - я возвращусь назад
По светлому мосту над Ахероном.


Осень

Последних трав немое увяданье,
Последних листьев желтые огни...
Больная осень просит подаянья.
Ей жить осталось считанные дни.

В хитон дождей, унылый и неяркий
Окутан город с головы до пят...
Лишь старые качели в детском парке
О мертвом лете горько проскрипят.


Побежденный

Ну, вот и все. Он кончил с ними спор.
Он побежден, но им не покорился.
Еще вчера он занимал Фавор.
А нынче - на Голгофе очутился.

Он вынес все - предательство и ложь,
Угрозы и неравные сраженья,
И черной клеветы холодный дождь,
И жуткую стремительность паденья.

Он звал народ не покоряться злу,
Он говорил: “Дотянем до рассвета!”.
Но люди не поверили ему,
Поддавшись лжи и вражьему навету.

Они продали будущий рассвет
За лживую, бессмысленную плату:
Зеленоватый, мертвый блеск монет
И милость победившего Пилата.

И тает, тает вечер октября,
Стараясь скрыть в тумане катастрофу.
И догорела алая заря
Над одинокой, сумрачной Голгофой.

И всеми преданный, забытый, он
Для злобной тьмы - стал более опасен!
Он одинок, разбит и побежден,
Но в гордом поражении прекрасен!

Над ним сияет мученика нимб,
Над ним горит луны холодный профиль...
Судьба, позволь же покорить Олимп
Стоящему на сумрачной Голгофе!


* * *
Листает Жизнь страницы книжных глав,
Читая нам о битвах и сраженьях.
Кто говорит, что победитель прав?
Есть красота и в гордых пораженьях!

О том, чья Правда чище и сильней,
По призрачным победам не судите.
Как жалок одержавший верх злодей!
Он победил, но он - не победитель!

Пусть кто-то аплодирует ему,
Пусть глохнет от оваций триумфатор,
Но я его победы не приму!
Нет! Мне милей сраженный гладиатор!

Пускай мне будет очень тяжело,
Но я пойду за побежденным следом.
Пусть в этом мире побеждает зло,
Но у Добра - моральная победа!


Поезд

Догорает на небе звезда.
Я сижу в одиноком вагоне.
Поезд жизни идет в никуда,
Оставляя печаль на перроне.

Только пункта прибытия нет.
Едет он по неясным просторам.
Здесь кондуктор не спросит билет,
Здесь не будет огней семафора.

Только грохот железных колес,
Только смутные в окнах виденья.
Поезд жизни летит под откос,
И уже неизбежно крушенье.


Последняя река

Сижу на берегу реки,
Ладью Харона поджидаю.
Изнемогаю от тоски
В преддверье - ада или рая?

Течет, бездонно-глубока,
В степях пустых и омертвелых
Моя последняя река,
Чьи берега - в тюльпанах белых.

А там, на дальнем берегу -
Бесцветный мир, немые тени...
В лугах Аида я смогу
Найти покой, найти забвенье.

Что жизнь? Дорога в никуда,
Где все бесцельно и напрасно...
Лишь ядовитая вода
Все в мире смоет беспристрастно.

В туманных, призрачных лугах
Умрут все чувства и стремленья.
Всё в мире превратится в прах,
Все в мире превратятся в тени.

От оккупации времен
Бегу к неведомому краю.
Плыви, плыви ко мне, Харон,
Я от тоски изнемогаю.


Осень

У дороги лет, на обочине,
Умирают в муках цветы.
Так бесславно и грустно кончено
Лето радости и мечты.

Лишь недавно райскими кущами
Расцветал весь мир, а сейчас
Все уныло, мрачно, запущено,
Все печально смотрит на нас:

Черных веток зола горелая,
Серых луж смертельная ртуть...
Эта осень, злодейка смелая,
Мне поставила ногу на грудь.

Этой осенью сердце ранено
И болит под бинтами туч.
Только в небе пылает пламенно
Одинокий, последний луч.

А когда и его не останется,
И во мне отболит заря,
Я пойду одинокой странницей
По немым полям октября.

Будут гнать меня слуги осени -
Холод, ветер и бурелом.
Только нежная зелень озими
Мне напомнит о лете былом.


Пенелопа

Пусть солнце, туманы рассеяв,
Над морем победно встает.
Я жду моего Одиссея
И ночи, и дни напролет.

Сквозь дали, моря и преграды
Смотрю неустанно в окно.
И ты помоги мне, Паллада,
Соткать для него полотно.

Кровь сердца из раны, алея,
Струится на раму окна.
Я жду моего Одиссея,
Ему одному я верна!

А вы, господа, отойдите!
Напрасно толпитесь вы здесь,
Напрасно о чувствах твердите,
Напрасны подарки и лесть.

Мне жаль вас, но я не отвечу
И сердца вовек не отдам.
Не буду в фате подвенечной
Входить в разукрашенный храм.

О даль океана! Скорее
Ответь мне, - в каких он краях?
Я знаю - спасет Одиссея
Лишь стойкая верность моя!

Скрывая страданий безмерность,
На сердце надену броню
И эту железную верность
Навеки ему сохраню!


Молитва

Верни мне, о Господи, эту весну!
Верни мне ушедшее лето!
Я даже морозную осень приму, -
Но только не эту, не эту!

Погибли мильоны страдающих звезд
В холодном осеннем рассвете.
Пройду миллионы мучительных верст,
Но только не эти, не эти!

И горе живет в миллионах округ.
На радость наложено вето.
Пошли мне, о Господи, тысячи мук,
Но только не эту! Не эту!


Смятение

Не пишется. Ломается строка,
И кровью растекаются чернила.
В больное сердце - лезвие клинка
Судьба без всякой жалости вонзила.

Последний свет души моей угас.
В смятенье умирают в слабых стонах
С отрезанными крыльями Пегас
И музы в окровавленных хитонах.


Обледенелая дорога

Ни от кого не жду подмоги.
Иду. Усталость - невтерпеж.
Обледенелая дорога,
Куда, куда меня ведешь?

Остановлюсь ли у порога
Иль у дорожного столба?
Обледенелая дорога,
Обледенелая судьба...


Березы

Березы, милые березы
Печально мокнут под дождем.
Смотрю в окно, и льются слезы
О невозвратном, о былом.

Зачем ты, осень, наступила,
Зачем ты на порог пришла
И все, что было сердцу мило,
Ты, как воровка, забрала?

И ничего мне не осталось,
И не осталось никого,
Лишь только смертная усталость
И голос ветра одного.

Лишь мокрая от слез подушка,
Лишь тусклой лампы абажур.
Подушка, милая подружка,
Тебе одной про все скажу.

Березы, клены и осины
Стучатся странниками в дом.
И вдаль глядит моя Россия,
Рыдая снегом и дождем.


Осколки

Осколками разбившихся миров
Изрезан ядовитый синий воздух.
Изрезаны обрывки светлых снов.
И плачут кровью раненые звезды.

В огромный, леденящий небосклон.
Лучи луны вонзились, как иголки.
Рассыпались под мелодичный звон
Моих надежд мельчайшие осколки.

А под ногами - битое стекло.
Но эти раны - пустяки и малость.
Все рухнуло, погасло. Все прошло.
Все позади. А что же мне осталось?

Кровавые обломки кирпичей,
Нагих берез израненные тельца...
В концлагере изрезанных ночей
Болит, болит изрезанное сердце.


* * *
В синей луже, как в маленьком небе,
Миллионы сверкающих звезд!
Свет от фары глаза мне слепит.
Не покинет береза свой пост.

Как усталый клинок после битвы,
Засыпает в луже луна.
Я стою и читаю молитвы
У раскрытого настежь окна.

Ах, какой мне выпадет жребий?
До какой дотянусь высоты?
Что свершится?
А в сумрачном небе
Есть Долина Заветной мечты.

Там, незримые смертному оку,
В эфемерной, воздушной дали
Улетают далеко-далеко
Белоснежные корабли.


Я хочу подарить...

Я хочу подарить Вам звезду,
Чтобы Вам улыбалась во мраке,
Чтоб горела, как маленький факел,
Отгоняя любую беду.

Я хочу подарить Вам луну,
Чтоб тернистый Ваш путь освещала.
Я хочу подарить Вам весну,
Чтобы в холод ночной согревала.

Я хочу подарить Вам рассвет,
Чтоб алел, как бессмертное пламя,
Впереди развеваясь, как знамя,
Над вершиной грядущих побед!

Я хочу подарить Вам весь мир,
Все страницы, что дышат стихами,
Все поляны с росой и цветами.
Я хочу подарить Вам весь мир!


По дороге

В закатные часы когда-нибудь,
С родными попрощавшись на пороге,
Отправлюсь в неизвестный, трудный путь
По одинокой, сумрачной дороге.

Топча полынь, крапиву, лебеду,
Пройду овраги, горные отроги.
Кого, кого на том пути найду
По одинокой, сумрачной дороге?

Об камни и растенья исколю
Усталости не знающие ноги.
Куда-то взор печально устремлю
По одинокой, сумрачной дороге.

Увижу ль путеводную звезду,
Идя в тоске, страданьях и тревоге?
Ответь, судьба: куда же я приду
По одинокой, сумрачной дороге?


* * *
Мы - странные эльфы. И миссия наша странна.
Во храме судьбы поражение нас повенчало.
Мы пристально смотрим вперед, но дорога темна.
Мы все потеряли. Мы все начинаем сначала.

На сумрачных наших вершинах - нетающий лед.
И падают, падают с неба застывшие слезы.
Мы - Эльфы Заката, к которым Рассвет не придет.
В грядущей ночи суждено нам отыскивать звезды.

Пускай нас покинут - я с Вами останусь навек.
Нам вместе взбираться на Вечные Снежные Горы.
В грядущей ночи загорится алмазами снег.
И в путь нас проводят небесные звездные взоры.


Тот Белый Город Грез…

За темной далью неизвестных стран,
За пеленой неясных сновидений
Мне грезится закутанный в туман
Тот Белый Город слез, хранимый чьей-то тенью.

Вдыхая пыль погибших городов,
Отправлюсь в неизвестном направленье
Искать среди потерянных миров
Тот Белый Город слез, хранимый чьей-то тенью.

На сомкнутых губах запечатлен
Солоноватый привкус пораженья.
Но из тумана явится, как сон,
Тот Белый Город слез, хранимый чьей-то тенью.

Обрывки неразгаданного сна
Я не предам холодному забвенью.
Пусть сгинет осень. Пусть придет весна
В тот Белый Город слез, хранимый чьей-то тенью.

Пусть звезды, как небесные цветы,
Покроют жизни скользкие ступени,
И, как маяк, блеснет из темноты
Тот Белый Город грез, хранимый чьей-то тенью.
 


(c)Елена Громова
 

На главную

Форум
"Поэзия"